Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:56 

get out
Let's dance to joy division,
And celebrate the irony,
Everything is going wrong,
But were so happy

я сегодня сказала, что у меня нет никаких проблем
и это значит, что у меня нет никаких проблем
а даже если и есть, то о них знать вовсе не обязательно
peace love

URL
00:28 

get out
один мой знакомый мальчик скоро женится, это так, черт возьми, странно!
он мне сегодня объяснил, что все очень просто
что отношения между людьми - это просто
что принимать решения - просто
что брать на себя ответственность - тоже просто
наглядно показал, как исправлять ситуации, что говорить, как себя вести
и все действительно показалось простым, но толку-то

между делом он сказал не возвращаться к прошлой вике
к бездеятельной девочке, которая никого к себе не подпускает
но ведь именно та, прошлая, когда-то зацепила его
ох уж эти мальчики

URL
23:31 

Доступ к записи ограничен

get out
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:54 

Доступ к записи ограничен

get out
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:50 

столько воды утекло

get out
Мы были беззаботными детьми, которые время свое прожигали по – разному. Я все это время искала себе прекрасного принца, а ты? Что делала ты? Я так и не узнала. Хотя, мне всегда казалось, что искала ты именно меня, ты искала человека, который бы помог тебе быть собой, а я тебе этого дать так и не смогла к тому моменту. Ты узнавала меня целыми днями. А я узнавала тебя, собирая по кусочкам. Собирая твои улыбки, слова, твою реакцию. Только в замкнутом пространстве, отрезанными от мира, мы говорили правду, ты говорила правду.
Я сегодня думала о том – то, о том – то, я сегодня делала то – то, то – то. А ты? Я не знаю – на все один ответ. Только вот не потому, как ты говоришь, что ты не знала, а потому, что если бы ты сказала правду, то она бы из тебя так и полилась, фонтаном, ее бы невозможно было бы заткнуть. И я, наверное бы, испугалась тебя? Тебя настоящую? Так ты думала?

Иногда я читаю тебя в книжках, у тебя там все хорошо, представляешь?
Ты часто говоришь, что себя убиваешь, сама. Только вот неправда это. Убиваем тебя мы, а ты только помогаешь. Я часто обращалась к тебе за помощью, слыша слова, твой писклявый, но родной голос, наверное, самый родной, ты никогда не давала мне советов, ну вспомни же, но после того, как я говорила с тобой, всегда принимала правильные решения. Всегда.

И все равно я вспоминаю всегда только хорошее. Всех этих ибрагимовичей, всех проблемов с желудками, босиком в фонтанах, поцелуи на траве, разговоры с утра, дошираки. Знаешь, ведь я пытаюсь всячески тебя заменить женей, честно. Пытаюсь все свое время проводить с ней, забивая внутри все воспоминания о тебе. Но не получается, она никогда не заменит мне тебя. Понимаешь?

Тогда я говорила тебе, в чем твоя проблема, да и ты ее прекрасно знаешь. Ты знаешь свою проблему.
Я не смогу тебе помочь. Но мы могли бы вместе, вместе это сделать.
Но поздно. Как в фильме. «Он» понял все только тогда, когда потерял.
Наверное, мы должны жить по законам, тем которые не писаны, но их все соблюдают при жизни. И мы будем.

Я не буду больше пытаться тебя вернуть. И ты не плохой друг, это я эгоистка. Знаешь, я, наверное, всегда буду тебя помнить, как человека, который появился рядом со мной в нужный момент и помог встать на ноги. Ведь часть тебя сейчас во мне, ты помогала мне меняться. Но иногда, меня это сильно пугает. Мне кажется, что, меняясь в хорошую сторону, я забирала себе часть тебя, не возвращая, просто присоединяя твои мысли, чувства к своей жизни как мозаику. А ты плыла по течению, думая, что именно так дружат. Что именно так нужно.
Нет, вик, ви, моя любимая виченька, так нельзя. Не повторяй таких ошибок.

Просто знай, что бы и кто бы ни говорил. Ты очень сильная, не смотря на то, что с тобой происходило в детстве, не смотря на то, что с тобой происходит сейчас.
Ты лучик света.
Везде.
Всегда.
Ты и одна сможешь, ты всем еще покажешь. Ты же виченька. Та девочка, которая в каждом своем посте писала миллион смайликов, та девочка, которая всегда радовалась жизни. Проснись, проснись и вырвись из своей апатии. Сделай это ради себя, сделай это ради меня.

Я буду часто о тебе вспоминать. Наверное, когда нибудь мы забудем друг друга совсем. Но это будет не скоро, я предпочитаю об этом не думать.
И лучше нам не видеться, потому что я опять могу ненароком забрать часть тебя, ту часть, с помощью которой я поднялась. Ту часть, о которой я буду помнить.

П.с.
Я люблю тебя по – прежнему.
Будь собой, ты пройдешь через все. И если ты когда нибудь сможешь жить собой, не боясь за то, что может быть дальше, не боясь преград и не останавливаясь, как ты делаешь это сейчас
Ты знаешь, где меня найти.


прошло уже полтора года, а эти слова до сих пор заставляют меня плакать.

URL
23:46 

get out
персональный ад.
это ужасно трудно, когда тебя обнимают и просят быть рядом, а ты молчишь и пытаешься сдержать слезы, потому что в голове совсем не тот, совсем не то, и весна некстати режет.

я спросила сегодня смог бы ты со мной дружить. ты сказал да, даже так.
я не знаю, зачем я это спросила и что мне теперь делать.

URL
23:14 

Доступ к записи ограничен

get out
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:35 

lock Доступ к записи ограничен

get out
no int.

URL
00:51 

Доступ к записи ограничен

get out
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:27 

по спецзаказу

get out
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT
FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT FUCK IT

URL
02:16 

get out
я закрываю глазки и вот я уже не здесь
много раз проделывала этот трюк
все почти в порядке
поверьте

02:04 

get out
я слишком много выдохнула и теперь не могу дышать

01:18 

get out
водка не спасает
а я так надеялась

03:16 

Доступ к записи ограничен

get out
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:28 

великие люди писали

get out
любовь может убить, причем без всякого оправдания, кроме самой любви. можно даже обозначить границу, на которой любовь оборачивается убийством других людей. в некоторой степени любви вообще не может быть без виновности - и личной, и абсолютной. но виновность эта всегда одинока. ее тяжело перенести, ибо у нее нет алиби разума. ты один должен решить, любишь или нет, и один отвечаешь за все непредсказуемые последствия настоящей любви. этому рискованному одиночеству человек предпочитает тепленькие чувства и мораль. он боится себя и за себя. стремится избавить себя от одиночества, отвергая свое существование. и прежде всего начинает искать оправдание, которое немного облегчило бы тяжесть его вины. раз уж обязательно надо быть виновным, он по крайней мере будет не один. вот такой вот вояка.

URL
00:27 

lock Доступ к записи ограничен

get out
She tells herself that he won’t mind, he’ll never mind

URL
23:01 

get out
забываешь, вычеркиваешь из жизни, удаляешь все контакты
просто так, для себя
не объясняя никому ничего,
ты вообще редко что-либо объясняешь,
а потом
какая-нибудь незначительная деталь
толкает тебя назад
и тебе опять хочется плакать.
запись создана: 21.06.2007 в 00:15

URL
00:17 

Доступ к записи ограничен

get out
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:23 

get out
сенечка - моя любимая подружка и без него было бы гораздо труднее
он может придти в 12 часов ночи, внимательно выслушать поток информации и просто напрочь перевернуть мои размышления, дав лишь несколько комментариев; спасибо, кстати, у меня мысли немного структурировались, жаль только, что ненадолго
хочу, чтобы все мальчики понимали меня так же, было бы идеально

и да
вика - это вика (с)

URL
21:52 

get out
"потом мы надолго уходим в себя"

я говорю, что умею отвлекаться и тут же себе противоречу
я всегда себе противоречу, особенно если речь идет о чем-то не-бытовом
и поэтому пока мое альтер-эго отчаяно пытается привести жизнь в порядок, направляет в правильное русло, делает все, как нужно и радует поведением окружающих, эго сносит все на своем пути, разрушает то малое, заботливо построенное, растаптывает до мельчайших крошек и расстраивает, расстраивает, расстраивает

URL

inconstancy

главная